"Бог мой, как прошмыгнула жизнь, я даже никогда не слышала, как поют соловьи."- Фаина Раневская

Популярное

 

  • Истории из жизни Фаины Раневской
  •  

  • Роли Ф.Раневской в театре
  •  

  • Роли Ф.Раневской в кино
  •  

  • Статьи о Раневской
  •  

  • Фаина Раневская книги
  •  

  • Награды великой актрисы
  •  

  • Дань памяти
  •  

     

    Книги о Фаине Раневской

     

  • "Судьба-шлюха"
  •  

  • "Случаи. Шутки. Афоризмы"
  •  

  • "Любовь одинокой насмешницы"
  •  

  • "Разговоры с Раневской"
  •  

     






    "Судьба - шлюха"

    Фаина Раневская, собрал Александр Клейн

     

    к содержанию

     

    5 марта 10 лет нет ее, — к десятилетию со дня смерти не было ни строчки. Сволочи.
    Меня спрашивают, почему я не пишу об Ахматовой, ведь мы дружили… Отвечаю: не пишу, потому что очень люблю ее.
    Читаю дневник Маклая, влюбилась и в Маклая, и в его дикарей.
    Я кончаю жизнь банально-стародевически: обожаю котенка и цветочки до страсти.

    …Вот что я хотела бы успеть перечитать: Руссо — «Исповедь», Герцен — «Былое и думы», Толстой — «Война и мир», Вольтер — «Кандид», Сервантес — «Дон-Кихот». Данте. Всего Достоевского.
    «Души же моей он не знал, потому что любил ее». Толстой.
    Узнала сейчас в газете о смерти Ольги Берггольц. Я ее очень любила. Анна Андреевна считала ее необыкновенно талантливой.

    Так мало в мире нас осталось,
    что можно шепотом произнести
    забытое, людское слово «жалость»,
    чтобы опять друг друга обрести.
    О. Берггольц

    Ахматова говорила: «Беднягушка Оля». Она ее очень любила.
    Все мы виноваты и в смерти Марины (Цветаевой). Почему, когда погибает Поэт, всегда чувство мучительной боли и своей вины? Нет моей Анны Андреевны, — все мне объяснила бы, как всегда.
    Ночью читала Марину — гений, архигениальная, и для меня трудно и непостижимо, как всякое чудо.

    Есть имена, как душные цветы,
    И взгляды есть, как пляшущее пламя,
    Есть тонкие извилистые рты
    С глубокими и влажными углами.
    Есть женщины, их волосы, как шлем,
    Их веер пахнет гибельно и тонко.
    Им тридцать лет. Зачем тебе, зачем
    Моя душа — Спартанского ребенка.
    Марина Цветаева

    Я помню ее в годы первой войны и по приезде из Парижа. Все мы виноваты в ее гибели. Кто ей помог? Никто.
    А. А. часто повторяла о Бальмонте: он стоял в дверях, слушал, слушал чужие речи и говорил: «Зачем я, такой нежный, должен на это смотреть?»
    Великая Марина: «Я люблю, чтобы меня хвалили доо-олго».
    «Невинные души сразу узнают друг друга». Андерсен.

     


     

     

     

    <<предыдущая      страница 8      следующая>>

     


    Из жизни Раневской

    logo

    •  На вопрос: "Вы заболели, Фаина Георгиевна?" - она обычно отвечала: "Нет, я просто так выгляжу".